Главная
Публикации
Книги
Статьи
Фотографии
Картины
Биография
Хронограф
Наследие
Репертуар
Дискография
Видеография
Записи
Общение
Форум
Гостевая книга
Благодарности
Ссылки

Статьи

Опубликовано: 01.06.2006

Автор: Борис Покровский

Заголовок: «Только ли пианист?» Нет, не только!

С детства в моей голове поселился целый рой воспоминаний о пианистах. Тут и Софроницкий со скрябинскими взлетами, и Эмиль Гилельс с фейерверком фортепианного концерта Сен-Санса. Заезжие на малое время Казадезюс или Эгон Петри, записи (увы, только записи) Сергея Рахманинова... безуспешные примеры Елены Фабиановны Гнесиной, моей первой наставницы по фортепиано («Вот Левушка Оборин, как занимается, а ты снова не выучил этот простейший пассаж...»).

Великие пианисты! Один другого лучше! Среди них, конечно, Рихтер. Но! Как только вспоминаю о нем, так, зная, что это великий пианист, представляю себе не клавиатуру, не черный ящик, который становится волшебным при прикосновении к нему «Пианиста от Бога», а множество многообразных зримых образов. Образов театра, живописи, природы... Конечно, сейчас легко доказать, что Святослав Теофилович был отличным живописцем, владел красками, композицией... Труднее убедить людей в том, что он музыку не только слышал, но и видел. Музицируя, он мыслил зримыми образами, более того – действенными, т.е. театральными.

Как-то, задумав поставить для уже знаменитых в то время «Декабрьских вечеров» одну из опер Бриттена, он обратился ко мне за помощью. Конечно, это было лукавство, он и без меня мог бы справиться с этой новой, но желанной (театральной!) для него задачей. Он пришел ко мне в театр, сразу получил (и освоил!) ряд законов режиссуры, главным образом организационно-творческих, и мы с ним стали фантазировать. Он быстро освоился и начал сочинять спектакль вполне конкретно, исхода из «данных» и, добавлю, реальных «предлагаемых обстоятельств». Он не только показывал мне мизансцены, он актерски (!) их исполнял. Уверенно, увлеченно и убедительно. Раз, придя на репетицию раньше срока, я застал его ползающим по полу и собирающим фрукты, рассыпанные одним из персонажей сцены. Видя, как этот персонаж должен собирать рассыпанные фрукты, я точно услышал музыку, на которой должен был происходить этот акт. Акт действия был музыкой. Подобно этому, музыка, увиденная режиссером в партитуре оперы, должна звучать у него в мизансценах и характере поведения актера. Собственно говоря, это и есть «зерно» оперного искусства, только в этом заключается суть настоящего оперного режиссера: в музыке увидеть действие – в действии услышать музыку.

Вот и скажите теперь, кто в этом «альянсе» был учителем, а кто режиссером.

Он имел дар видеть музыку и слышать действие. Природа оперного искусства была его собственностью; смею уверять – и его великим даром. Как-то об этом мы разговаривали с Ростроповичем. Он сказал мне: «Рихтер, когда играет одну из сонат Бетховена, видит некую женщину в белом платье, идущую по саду. И всегда в одном и том же месте».

Я передал этот разговор Рихтеру.

– Чушь! – гневно ответил он мне. – Славка всегда фантазирует всякую ерунду!

И, подумав немного, добавил:

– Она почти никогда не появляется в белом платье! Да и откуда там белое платье, если звучит си бемоль минор? Правда, когда она заходит за куст, на котором трепещут листики и попадает в луч солнца... Помните, там несколько тактов, будто бы скерцо?

Подумав и словно проверив «в уме», как звучат такты сонаты, Рихтер, как бы между прочим, как само собою разумеющееся, говорит:

– Кстати, выйдя из-за куста, она обычно идет к озеру, которое, вы помните, в глубине сада. Так что она оказывается ко мне спиной...

И снова пауза.

– Ха, эта выдумка с белым платьем, как будто там ля мажор!

Я согласился, что озеро в глубине сада; увидел и некую рябь, пробежавшую по воде... И, конечно, дама в темном платье. Все это я увидел, мне это вообразить было легко... Я, кажется, уже и музыку услышал...

Опера! Великое искусство, которое знал и любил пианист Рихтер.

Опера, таинственный синтез многих искусств, служащий главному – «жизни человеческого Духа»!

Так породнился в моем сознании Рихтер со Станиславским, его главной формулой театрального искусства.

Господи! Почему ты этот великий дар слишком рано отнял от нас?

Музыка, театр, живопись... Как нам нужен Человек, владеющий и объединяющий все эти великие искусства!


Вернуться к списку статей

Обновления
Обновления

Идея и разработка: Елена ЛожкинаТимур Исмагилов
Программирование и дизайн: Сергей Константинов
Все права защищены © 2006-2017